1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)

Рисунок 1 к статье Техосмотр
В ближайшее время Государственная Дума собирается рассмотреть (уже во втором чтении) довольно серьезные поправки в законодательство, как напрямую, так и опосредованно касающиеся государственного технического осмотра транспортных средств. Судя по тому, что в техосмотре по-новому, который действует с января этого года, хватает неразберихи, нормативные акты еще не раз будут подвергнуты корректировкам. И, возможно, подвергнуты до такой степени, что техосмотр, как обязательная повинность российских автомобилистов, окончательно утратит эти свои «фамильные» черты.

В ожидании вердикта

Всё, как известно, «идёт из Москвы». Так оно случилось и на этот раз. Тихий омут российского техосмотра, успевший за полтора десятилетия (после очередной «перезагрузки») прочно затянуться ряской, в одночасье был взбаламучен вступившим на должность мэра столицы Сергеем Собяниным. Да так взбаламучен, что едва не отдал концы, поскольку сложившаяся практика государственного надзора за состоянием транспортных средств не соответствовала прописанному на бумаге.
   В ситуацию вмешался глава государства, пригрозив в начале 2011 года разделаться с техосмотром, когда ему доложили о творящихся в этой сфере безобразиях: «Это действительно довольно бесполезная вещь. Мы примем решение, которое будет необременительным для всех».
   Автомобильное сообщество замерло в ожидании окончательного вердикта, тем более что Президент, выступая вскоре перед активом «Единой России» вновь уничижительно отозвался о техосмотре, назвав его ценность «абсолютно минимальной», порождающей «никчемную бумажку, смысл которой в том, чтобы подтвердить, что осмотренная машина может ездить».
В соответствии с его поручением, Правительство объявило мораторий на действие правил в отношении той самой «никчемной бумажки» и занялось поиском компромиссного решения судьбы техосмотра.
   Тогдашний вице-премьер Правительства Игорь Шувалов так обозначил векторы этих поисков: с одной стороны процедура техосмотра должна стать «необременительной, спокойной, без каких-либо вымогательств и нервных стрессов для граждан». С другой стороны, надзорные функции государства за техническим состоянием транспорта следует всё же исполнять, дабы не наносить ущерба безопасности дорожного движения.
   Протестным голосам различных околоавтомобильных организаций и некоторых законодателей, сводящимся к тому, что незачем государству исполнять подобные надзорные функции, что техосмотр как был, так и остается профанацией безопасности движения, противопоставлялась статистика. Вот, мол, ежегодные отчеты ГИБДД о дорожно-транспортных происшествиях. А вот – «вклад» в эти происшествия технически неисправных машин: всего 0,3-0,5 процента от общего количества ДТП. Не будь техосмотра, кто знает, во сколько раз возросли бы аварийные цифры.
   Другая, правда, статистика, появившаяся после опросов в столицах федеральных округов, плохо корреспондировалась с заслугами техосмотра по снижению аварийности. Как оказалось, более 60 процентов российских автомобилистов предпочитали игнорировать эту процедуру, попросту покупая заветный талончик. Более того, из 30 миллионов ежегодно осматриваемых машин, лишь 8 процентов отправлялось на «устранение недостатков». Это при возрастном-то состоянии российского автопарка (средний возраст наших автомобилей 11 лет) и его качественных характеристиках (более 50 процентов автопарка составляют «Жигули», «Волги» и «Москвичи» не первой свежести)!
   Чтобы понять, что техосмотр в отечественном исполнении – пустышка, можно для сравнения посмотреть на аналогичную европейскую статистику в этой сфере. В Германии и Великобритании, например, с первого раза не проходит техосмотр гораздо большее число машин. В среднем автомобили до трёх лет получают от ворот поворот в 20 процентах случаев, а «десятилетки» - более чем в 40. Это при том, что в этих странах машины встают на плановое или профилактическое обслуживание в два-три раза чаще, чем у нас. Вот и делайте выводы.

Ни казнить, ни миловать

Очевидно, споров о том, быть в России техосмотру или не быть значительно поубавилось бы, если бы государство твердо сказало: здесь не о чем спорить. В свое время в числе 28 стран мы присоединились к «Соглашению о принятии единообразных условий для периодических технических осмотров колесных транспортных средств и о взаимном признании таких осмотров». Этот документ – неотъемлемая часть других международных договоренностей о безопасности дорожного движения. В частности, – Венской конвенции от 1968 года. И – точка! Тут надо думать не над тем, как откреститься от принятых 15 лет назад обязательствах, а над тем, как превратить техосмотр в действительно облегченную во всех смыслах процедуру. Тогда, как говорится, и волки будут сыты, и овцы целы.
   Однако всё это предпочитают не озвучивать, хотя и невооруженным глазом видно, что техосмотр в отечественном исполнении сидит в печёнках не только у рядовых автомобилистов.
   Интересный факт: с августа 2007 года, когда вступила в силу новая редакция примечания к статье 12.1 Административного кодекса, согласно которой порядок и сроки прохождения технического осмотра устанавливаются федеральным законом, а не правительственными постановлениями, государственный надзор за состоянием транспорта (в том виде, в каком он существовал) выпал из правового поля. Формально любой автомобилист мог обращаться в суд с оспариванием санкций, следовавших за игнорирование техосмотра. Нет закона – нет и спроса за его неисполнение.
   Подстегиваемые возникшей коллизией, законодатели взялись за разработку, скажем так, тематического законопроекта, который прошел первое чтение в Государственной Думе задолго до поднявшегося вокруг техосмотра скандала. Прошел – и забылся почти на год, возникнув затем ко второму чтению, как феникс из пепла, практически с тем же набором новаций, что были приняты в первом чтении. Исключение составила «небольшая поправка», которая концептуально переиначила законопроект и вызвала жаркие дебаты на втором чтении документа, которое состоялось 14 июня прошлого года.

В версии законопроекта, принятом в первом чтении, функции техосмотра передавались объединениям саморегулируемых организаций. Этот ход (теоретически, конечно) сводил к минимуму основной порок отечественного техосмотра – коррупцию, ежегодный оборот которой, по словам председателя тогдашнего думского комитета по транспорту Сергея Шишкарёва, оценивался примерно в полтора миллиарда долларов.
   Одновременно, находясь под опекой саморегулируемых организаций, техосмотр приблизился бы к общепринятым в других странах стандартам, практически исключающим его профанацию. Ведь упомянутые саморегулируемые структуры устроены по закону таким образом, что любой сбой в любом из десятков входящих в их состав центров технического осмотра влечет исключение из государственного реестра всего объединения. Поэтому для него одинаково неприемлемо как мздоимство, так и формально проверенная техника, тем более что в случае аварии из-за чего-то там «недосмотренного» ответственность ложится на соответствующий центр.
Поправка в законопроект, появившаяся ко второму чтению, диаметрально изменила расстановку государственных приоритетов в этом вопросе. Потому что было очевидно: при полном (или почти полном) обнулении коррупции в «осмотровой» сфере практически невозможно было избежать роста напряженности в автомобильной среде. А это абсолютно не отвечало задачам сделать техосмотр «необременительным, спокойным, без нервных стрессов для граждан».
   Передача права аккредитации операторов техосмотра в ведение Российского союза автостраховщиков и увязывание выдачи талона техосмотра с полисом ОСАГО по замыслу разработчиков законопроекта был лучшим выходом из тупиковой ситуации. Так-то оно так, если бы не одно «но». Когда закон, даже в его проектной стадии, пытаются, как в той поговорке, повернуть на манер дышла, результат получается не самым убедительным. Сырым. Так оно случилось и на этот раз.

Чего не учел законодатель

Начало новой эры отечественного техосмотра ознаменовалось рядом скандалов, самый существенный из которых связан с одним из крупнейших игроков страхового рынка. Известная страховая компания, в клиентской базе которой 12 миллионов обладателей полисов ОСАГО, стала выдавать талоны техосмотра… непосредственно в своих офисах.
   Не находя в этом ничего противозаконного (талоны выдавались «недозаполненными», дабы автомобилист все же проследовал на указанный пункт технического осмотра), руководство компании так аргументировало свои действия: «Страховщик не может отправлять клиентов на техосмотр, не обеспечив гарантию их возврата за полисом ОСАГО». Параллельно выяснилось, что более 80 пунктов техосмотра, объединенных в одно ЗАО и непосредственно работавших с этой компанией, по случайному совпадению квартировали в офисах страховщика. Более того, львиная доля свежеотпечатанных талонов техосмотра опять же по случайному совпадению оказалась на руках этой компании.
   Страховой рынок пришел в негодование. Однако если иметь в виду направленность жалоб на мелочевку (талоны, дескать, эта компания выдавала даже для неисправных машин), негодование страховщиков вызвала пронырливость конкурента, в сущности объехавшего на кривой козе других игроков рынка.
   Вывод: суть не в том, что страховщики нашли лазейки в законе или местами его проигнорировали. Суть в том, что законодатель не учел: страхование – это бизнес. Который тем менее успешен, чем более для клиентов создается головной боли. И тем более прибылен, чем более задираются ставки «тарифов», в том числе неофициальных.
   И если в прежней системе координат, если забыть о коррупции, техосмотр был относительно недорогой профанацией безопасности на транспорте, в лапах страховщиков он стал профанацией за суммы, порою сопоставимые со стоимостью полиса ОСАГО. Право же Российского союза страховщиков по аккредитации операторов техосмотра, если ещё не привело к возникновению дочерних страховым компаниям империй, то обязательно приведёт. Особенно в регионах.
   Не потому ли вызвана к жизни серьезная поправка к действующему закону «О государственном техническом осмотре транспортных средств в Российской Федерации», второе чтение которой ожидается буквально на днях? Законодатель, предлагая освободить от техосмотра автомобили, проходящие регулярное обслуживание в сертифицированных сервисах, выводит из-под страховщиков пусть пока не самую значительную часть автопарка страны, но весьма существенную.
   Кроме того, законопроект создает серьезные стимулы для преодоления извечной привычки наших автомобилистов ремонтировать машины на коленке, подталкивая их к тому, чтобы армия обслуживающих технику у специалистов постоянно пополнялась.
   И, наконец, главное: такой ход в полной мере отвечает единообразию условий для периодических технических осмотров, которые наша страна в рамках международных соглашений приняла ещё в 1997 году.
Чего же более еще желать всем, кто заинтересован в том, чтобы по нашим дорогам колесили исправные автомобили?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

О проекте

Материалы, которые вы прочтете на этом сайте, уникальны хотя бы потому, что ранее они не появлялись в интернете. Главным образом, это коллективный труд большой группы журналистов, специализирующихся на автомобильной тематике и работавших под моим началом в самых разных автомобильных изданиях на протяжении десятка лет. Думаю, здесь вы найдете много любопытного и полезного для себя.
С уважением к читателям и авторам, работавшим со мной, и к тем из них, кого уже нет,
Марат Абдуллаев, ака dunduk-culinar.ru